Лучшие фильмы - отзывы и рейтинг Топ 10 самых лучших! Рейтинги, обзоры, отзывы.

Великий экстаз Роберта Кармайкла (2005) — отзывы и рейтинг фильма

В главных ролях:
  • Никки Элбон
  • Зоя Кэмпбелл
  • Стефани де Уолли
  • Филипп Дегуара
  • Арен Дэвлин
  • Роб Диксон
  • Дэнни Дайер
  • Сэм Гёрни
  • Майкл Хоу
  • Эми Инстоун
Режиссер — Томас Клэй
Год — 2005
Жанр — драма
Рейтинг по кинопоиску 5.335
Рейтинг по IMDB 4.80

Отзывы о фильме "Великий экстаз Роберта Кармайкла"

Имя: Kabal
Отзыв: Никогда и ни за что, даже за деньги, не смотрите дебютный фильм Тома Клэйна The Great Ecstasy of Robert Carmichael.
Умышленно опуская все острые углы, вкратце: про то, как подростки из английской глубинки бросают объедки, шатаются, пьют, выкрикивают липкие скверные слова, падают душой ниже пят, прогуливаясь без дела под перманентными облачками. Это даже не кино, сколько плевок — неуклюжий, бестолковый, но вызывающий реакцию рвотного ужаса. Этакая неприятная слизь на пленке. Но фильм прелюбопытнейший, местами, страшно сказать, совершенно замечательный. Такое немного ученическое подражание Стэнли Кубрику и его «Заводному Апельсину» от человека, который очень хочет быть Ханеке, но выбирает для этого медитативный ритм и тягучую манеру Ван Сэнта. Как чисто технически снято — все эти завораживающие планы, прожилки черных ветвей в небе, как камера всякий раз упирается невидящим взглядом в беззначную даль — это в тысячу раз тоньше той задуманной дешевой провокации в конце. Впрочем, ни за что и никогда. Ну если только хотите, чтобы вас за полтора часа вывернули наизнанку, а все остальное (Martyrs, Irreversible, Funny Games, Ex Drummer, etc) уже посмотрели.


Имя: weirdly
Отзыв: За что боролись на то и напоролись — будь не ладны эти демократы! Весь фильм прослеживаются недавние политические события. Вот и получаем уже не новоиспеченное, а устоявшееся общество безнравственности, ненависти и паскудства. Потому что им нет ни до чего дела, кроме как бы по плотнее набить карманы, ту же самую наркоту, средствами фармацевтики пустили в улицы, те же люди которые типа следят за благосостоянием нации. И только не надо говорить, а тем более утверждать, что эта картина не достойна просмотра.
Эта грязь должна быть показана! Потому что она есть, не можем же мы все время закрывать глаза и делать вид, что ни чего не происходит, спокойно жуя свой попкорн на очередном не до блокбастере, а как только картинка становится хуже и без спецэффектов, да еще и «голую» правду показывают, тут мы сразу корчимся и кричим о нравственности мол: «фиии… зачем это выпустили на экран? Ведь это смотрят наши дети…» — Поздно говорить об этом, «путь к совершенству лежит через самопознание ©» По моим подсчетам Клею было 26, когда он снимал этот дебют — кричащий возраст! В общем, дебют удался, поучительная картина!
10 из 10


Имя: gordy
Отзыв: Серые будни невесть какого городка Британии, снятые на фоне серых бетонных плит и гальки понурого пляжа, где свинцовое небо сливается со стальной волной прибоя, придавленное угрюмым звучанием виолончели, стонущей меж ног задумчивого Роберта Кармайкла.
Мир подростковой тусовки, такой же серый и однообразный, расцвечивающийся лишь в моменты озаряющего эффекта очередной дозы «колёс» или вдыхания млечного пути героиновой дорожки.
Том Клей пилит по давно проторенному пути, пытаясь своими приёмами притереться не то к Ван Сенту, не то к Кубрику. Но от Ван Сента здесь только музыкальный подклад, а глубиной кубриковского «Заводного апельсина» даже не пахнет. Это корки от апельсина, причем высохшие. Заскорузлые, корявые и отталкивающие, что позволяет поставить творение Клея в один ряд со «Шпаной» Менхая Xада.
Может показаться, что Клей пошёл дальше, снял откровеннее. Но это иллюзия. Клей снял всё тот же уличный бардак, засеянные грязной речью встречи. Клею очень хотелось оказаться смелым, но он струсил. Потому, что ему, по большому счёту, нечего было показать.
Показывать пытается оператор, стремящийся своими общими планами нагнетать отчуждение и одиночество людей в пустоте бескрайних просторов, а режиссёр натужно приседает, надеясь совершить отчаянный прыжок из грязи…
Не получается. Потому, что в арсенале Клея есть только один аргумент — шок. Отвратительный натурализм извращения и насилия, который нужно беречь до самого конца. Поэтому в середине фильма Клей не пускает камеру посмотреть на яростную оргию, разогревая воображение зрителей сливающимися воедино криками жертвы и техно-ритмами от доморощенного диджея.
Клей понимает, что, заглянув внутрь, зритель, хлопнув дверью, вылетит из зала, стараясь забыть об увиденном поскорее и навсегда. А так — ещё сорок минут надежды, досидев, всё-таки увидеть проросшую мысль авторов картины.
Однако вместо этого — тот самый плевок Клея, беспощадно погружающий камеру в отвратительный разгул порока и жестокости, безжалостно иллюстрирующий завтрашние криминальные сводки, рапорты полицейских и отчёты патологоанатомических экспертиз.
Кем был Роберт Кармайкл? Кем стал этот разрушившийся мальчик? Вы об этом думаете? Том Клей думает, что здесь он затмил титанов. Мне же кажется, что он сильно пукнул и надо срочно проветрить помещение.


Имя: kliuv
Отзыв: Совершенно дикий и в конце невероятно шокирующий фильм, в тоже время красиво снятый, глубокий и жизненный. Он рассказывает о жизни английских подростков из глубинки, которые все свое время убивают на наркоту, секс и шатанья по городу.
Концовка фильма заставит любого человека впасть в шок, так что задумайтесь стоит ли вам его смотреть, до того как вы Это увидите. На Каннском фестивале фильм одногласно был признан одним из самых шокирующих наравне с Battle In Heaven. Хороший, но черезвычайно жестокий фильм.


Имя: Альберт Пенис
Отзыв: «Если зрителей стошнило от отвращения, значит мы достигли результата»
Том Клэй

Зачем? А главное, для кого? Порочный и шаткий мир, в котором ценностные ориентации молодёжи пугают своей аморальностью, представлен на экране в виде полуторачасового бессмысленного действа. В одной из параллельных секций Каннского кинофестиваля, которая называется «Неделя критики», молодой режиссёр Том Клэй попытался обратить на себя внимание самым лёгкими из существующих способов, вкратце рассказав о нескольких днях из жизни компании несовершеннолетних отморозков. Святое писание погрязших в подростковом насилие улиц, о существовании которого знает каждый, шокирует своими жестокими законами неподготовленного к натуралистическим сценам насилия зрителя.
Предсмертная агония жертвы, чья плоть была осквернена малолетними преступниками, становится окончательным триумфом режиссёра. Он достиг своей цели. Люди, отягощённые чувством стыда, опустят свои глаза вниз. Стать соучастником группового изнасилования, пусть даже и условно, не очень-то и радужная перспектива, а тем более когда не в силах предотвратить грядущую феерию безнравственности. Нет, Клэй вовсе не хочет показать нам жизнь подростков из английской глубинки. Ему безразлично, кто они, что привело вчерашних невинных детей на путь сомнительного удовольствия, который в итоге каждого скинет в бездонную пропасть наркотической зависимости и распутства, обезобразив до неузнаваемости их души.
Название фильма полностью раскрывает режиссёрский замысел. Именно кровавый экстаз Роберта Кармайкла, ведущего двойную жизнь, в одной из которых он любящий сын, подающий надежды юный скрипач, а в другой — бессердечный изверг, ведомый философией будуара Маркиза де Сада, стал кульминационным моментом, заключившем в себе основную идею картины — погрузить зрителя в лужу вязкой грязи. Клэй наивно полагает, что ненормативная лексика, из которой строится больше половины диалогов, преобладание молодёжного сленга, наркотики и выпивка, а также насильственные оргии способны отобразить реалии, в которых существуют современные британские тинейджеры, но в то же время отводит всему вышеперечисленному лишь роль вялотекучей прелюдии перед тем, как эпатировать публику 10-минутным роликом сексуальных утех, сродних только пыткам в гестаповских застенках.
Сейчас подобного рода садистские пейзажи человеческой природы уже даже не шокируют, а просто вызывают отвращение. Скандальная слава скоротечна. Том Клэй проверил это на собственном опыте. Неоправданная жестокость — пшик и не более, куда труднее было раскрыть характеры «опекаемых» им мальчишек, мотивировать их поступки отношениями в семье и со сверстниками, но режиссёр отдаёт предпочтение «травке», громкой музыке и пиву. Отсутствие моральных ориентиров у молодежи волнуют его куда меньше, чем мастурбация Роберта при чтении мемуаров озабоченного француза. И тут всплывает вопрос: А что же мы знаем об этом самом Роберте Кармайкле? И какая роль отведена ему во всей этой истории? Но правда в том, что Клэю важен лишь его экстаз, но никак он сам. Как минимум — глупо.
5 из 10