Лучшие фильмы - отзывы и рейтинг Топ 10 самых лучших! Рейтинги, обзоры, отзывы.

Хмель. Фильм первый: Крепость (1991) — отзывы и рейтинг фильма

В главных ролях:
  • Федор Одиноков
  • Александр Блок
  • Виктор Трегубович
  • Алексей Булдаков
  • Александр Завьялов
  • Юрий Дубровин
  • Александр Суснин
  • Борис Аракелов
  • Кира Давыдова
  • Валентин Клементьев
Режиссер — Виктор Трегубович
Год — 1991
Жанр — драма
Рейтинг по кинопоиску 7.381
Рейтинг по IMDB 6.60

Отзывы о фильме "Хмель. Фильм первый: Крепость"

Имя: kaana
Отзыв: Великолепные и интересные произведения выходят из под «хлопушки» авторов в конце Союза. Настолько далеки они от рамок какого-либо жанра. Но понятны и интересны большинству зрителей, в отличие от авторского контр-культурного кино. Здесь приходят на ум и «Корабль» 1988г., и «Анна Петровна» 1989 г. и «Бесконечность» 1991 г.

Вот и эту картину хочется смотреть. Несмотря на простоту изобразительных форм, сюжета и актёрского мастерства. Пытаюсь докопаться до причин такого собственного интереса — вижу только, что все произведения режиссёра несут такую «необъяснимую загадочность» зрительского интереса. Может дело в том, что в виде простого повествования нам, зрителям, представлены «простые» но вечные вещи: любовь, самоотверженность, ограниченность, самолюбование. И пересказано с лёгкой, почти неуловимой иронией, свойственной автору, в лучших его произведениях. Когда же он, в рамках жанра «комедия», пробует реализоваться в усилении иронии жанровыми же методами, ему сопутствует не успех — «Уходя — уходи» 1978г.

Что же, большего раскрытия «тайн» режиссуры не приходит на ум, что говорит об творческом мастерстве создателя — вести «реципиентов», так, чтобы они не ощущали принуждения — батюшка Филарет «нервно курит» в сторонке, завидуя таланту и уму художника.

6 из 10


Имя: imisan
Отзыв: Это КИНО в отличие от большинства современных российских бездушных и бездарных «проектов»,единственная цель которых кое-как отмыть бабки. Тогда еще режиссеры работали: тщательно, не халтуря, изучали мактериал, быт. Жизнь староверской общины, характеры показаны очень достоверно — сам из староверов, все знакомо. Трудолюбивые, замкнутые, нетерпимые к инакомыслию, упрямые до крайности, неразговорчивые, ограниченные, несгибаемые, суровые, темные люди. Но молитвопения у них очень красивы.

Фильм очень сильный — он даже не столько о староверах, сколько о человеческой душе, о законах, правящих обществом. О борьбе свободного сердца, любви и света в душе со страхом, жадностью и жестокостью невежественной толпы(которая и сейчас не изменилась — лишь лозунги её другие). Искренность, самоотверженная любовь, бесстрашие и мужество в отстаивании своей свободы Ефимией противопоставлены жадности, ограниченности и жестокости «апостолов» общины, в которой правит страх. Настоящее кино тем и ценно, что затрагивает глубину души и поэтому со временем не теряет актуальности.

Староверская община в фильме — лишь модель любого общества. К власти пробиваются те же жадные посредственности, ради нее готовые на любые преступления. А повязанность общим преступлением заставляет их люто ненавидеть любое проявление свободы, души, света, резко оттеняющее их звериную сущность. И еще одна общая черта этих зверей — староверские мракобесы «апостолы» любили прятаться за догмами «Святого Писания»,оправдывать ими свое зверство и преступления. А нынешние «звери» во власти прячутся за догмами «демократии»,«патриотизма». Те «звери» боролись с ведьмами, а нынешние с другими мифическими угрозами — «экстремизмом»,«терроризмом»,«внешней угрозой»,«пятой колонной». Именно по этой причине этот прекрасный, НАСТОЯЩИЙ фильм просто замалчивается, при том, что те же тупые комедии с Кокшеновым того же периода, всякие собенности русской охоты показываются регулярно и навязчиво. Да все российское кино двухтысячных (кроме нескольких фильмов) не стоит этого одного.

Фильм тронул… тронул до глубины души… Большое спасибо автору книги и режиссеру… от души сыгравшим актерам — также!

10 из 10.

P.S. Кстати «Хмель» — лишь первый фильм трилогии, в которую входят еще фильмы: «Конь Рыжий» и «Черный тополь». Действие всей трилогии разворачивается на протяжении ста лет.

А Виктора Трегубовича считаю великим русским режиссером: любой из его фильмов — это Кино с большой буквы:любой из его фильмов: «На войне как на войне»,«Башня»,«Прохиндиада» — это нравственное очищение через обращение к истинным ценностям.


Имя: Кирилл Товбин
Отзыв: Сильный фильм, философия которого простирается гораздо дальше выяснения отношений старообрядцев с внешним миром.

Старообрядческий мир в фильме показан достаточно ёмко, метко и последовательно. Как старообрядец и специалист по старообрядческой культуре не могу не отметить дотошности в изображении древлеправославного менталитета. Социальное измерение старообрядчества таково: Россия испортилась, последнее православное царство повредилось, Третий Рим ушёл под землю. Но остались сами староверы — как они сами себя называли, «древлей веры христовой остальцы». Если кому-то интересен Раскол и история староверия, информацию можно найти в два клика мышкой — здесь речь о другом. Староверы ощущали себя последними носителями христианства, последним бастионом Третьего Рима. Ещё чуть-чуть — и всё, Светопреставление. Антихрист уже воцарился в мире сем (по мнению староверов-беспоповцев) или уже близ есть, при дверех (староверы-беглопоповцы). Поэтому надо ревностно хранить то, что осталось от предков и постараться не «заразиться» при общении с еретиками, отступниками, богоборцами. А лучше всего от них уйти. «Христиане всегда отступали, когда было, куда отступать.» Рассея большая, они дошли до Дальнего Востока, до Аляски добрались. Староверам было свойственно интуирование духовной энтропии: Божественной благодати почти не осталось в мире, поэтому грехи, вольные и невольные, наносят непоправимый урон. Нет больше той печки, у которой можно было бы согреться, поэтому шубу запахнуть посильнее.

Ещё староверы больше традиционалисты, чем христиане, это в них особенно ценно. Конечно, речь идёт не о современных городских кентаврах, а об истинном, дремучем старообрядчестве. Именно благодаря своей дремучести, дикости (с точки зрения «просвещённой» Российской Империи) они сохранили самые древние и вечные основы русскости и традиционности. Сохранили ненамеренно, пропитав христианской догматикой и аскетикой. Получился «старовер» как имя нарицательное.

В фильме замечательно сопоставлены два мира: древлеправославно-дремучий и декабристский-просвещённый. Оба — антигосударственные, но идущие и ведущие в диаметрально разные стороны. Оказывается, бунта и противления недостаточно — нужен конструктивный базис, который у залётного каторжанина отсутствовал идейно, а у староверов — эмоционально. Каторжанин любил людей, не зная зачем. Староверы ненавидели людей, чётко зная, почему. Только деревенский настоятель да прибившаяся любушка проявили человечность, из за чего и сами пострадали и всё своё диковинное местообитание порушили.

И ни один из проектов не выжил. Декабристы-либералы привели только к укреплению ненавистной им Империи и подспудному пробуждению тех социальных сил, от которых бы Пестель с Муравьёвым долго отплёвывались, попив с ними из одной посудины. Хотя сами эти силы нередко любили проводить свою генеалогию от совершенно чуждых им и декабристов, и петрашевцев, и прочих фантазёров.

Староверы свою «параллельную Россия» аккуратно довели до СССР, чтобы там она была триумфально разворочена индустриализациями, коллективизациями, телевидением и микрорайонами. Эти силы оказались эффективнее, чем все «противораскольничьи» миссионеры имперской Церкви. И теперь только этнографы самозабвенно ковыряются в рисунках на кафтанах и сарафанах. В пространстве идей и менталитета ничего не осталось от древлеправославного христианства. Причина? Именно такие вот встречи, как были показаны в фильме.

Теперь о втором дне. В 1991 году Трегубович отметил цивилизационные процессы, с которыми столкнулась его советская Родина; одни оказались на месте староверов, другие — на месте каторжника, третьи — на месте императорских следователей, четвёртые — на месте безбожников-выкрестов, предавших свою старину и культуру.

Кроме того, подняты очень важные этические процессы любви к человеку абстрактному и человеку конкретному, ближнему моему и высшим принципам, если они друг друга исключают. Поэтому «Хмель» — больше, чем историческое кино. Это очень недооценённый, глубокий и заставляющий думать фильм; фильм о нас и о каждом.

9 из 10